20 июля 1917 года      

Политическая забастовка в Финляндии

Хельсинки и Петроград разделяет совсем небольшое расстояние — в 1917 году его можно было преодолеть поездом всего за несколько часов. А при помощи телеграфа или телефона — и вообще за несколько секунд. События в Петрограде немедленно повлияли на Хельсинки: июльский кризис в России привёл к крупномасштабной стачке в Финляндии. Генеральный консул Швеции в Хельсинки Нильс Леон Йенсон докладывает в Стокгольм, что в Финляндии даже полиция прекратила свою работу:

Закрыта даже сыскная часть. Поэтому убийцы и воры могут беспрепятственно заниматься своим ремеслом. С каждым днём положение становится всё менее безопасным, и совершенно неясно, куда это приведёт. Бесчисленные матросские кулаки грозят гербу Генерального консульства. К их несчастью, я высоковато его повесил.

В тот самый момент, когда Йенсон пишет свой доклад, июльский кризис в Петрограде достигает кульминации. Временное правительство укрепило свою позицию — и для Финляндии, понятно, это вовсе не радостные новости:

И теперь, похоже, у Временного правительства есть и время, и силы, чтобы воспротивиться независимым устремлениям финского лантлага (парламента). Поэтому в любой момент можно ожидать, что здесь начнутся беспорядки.

Свой доклад Йенсон завершает убедительной просьбой о усилить шведское присутствие в Финляндии:

Наконец, я хочу заявить, что ко мне часто приходят очень сильно обеспокоенные шведские подданные, которые желают знать, какие меры примет шведское правительство для их безопасности.

С высочайшим почтением,

Нильс Леон Йенсон

Со шведской стороны ни какого внятного ответа он не получил. Тем не менее, он правильно понял, что Временное правительство попытается предотвратить финское движение за независимость.

Перевод: Анна Павленко